20 фактов об архитектуре советских школ. Часть III — школы периода модернизма. Возврат к экспериментам

В первых двух частях материала про архитектуру советских школ я рассказала про конструктивистские и сталинские здания. За описанный период один подход к образованию сменился другим: от бригадно-лабораторного типа обучения вернулись к системе с классами и уроками. Изменилась и архитектурная составляющая школ: от крупных форм перешли к небольшим, среднее число учеников на одну школу также снизилось. Локус школы переместился с окраин, где образовательные учреждения строились близ заводов, в пространство давно существующей застройки. Но на этом история попыток усовершенствования советской школьной архитектуры не заканчивается: в 1960-х опять меняется парадигма обучения и форма зданий. Какие изменения школы претерпели на этот раз?

В течение военного времени строительство школ по новым проектам почти прекратилось, силы уходили на другое. Если школы строились, то по типовым сталинским проектам.

Позже, во времена оттепели, возобновилось экспериментальное строительство нетиповых школ (хотя разработка типовых проектов также велась; по состоянию на 1956 год, типовых проектов было 50 на всю страну, и в них впервые учитывались требования, обусловленные климатическими зонами: для южных территорий обеспечивались сквозное проветривание и сейсмоустойчивость, для северных — повышенная инсоляция).

В 1958 году была проведена школьная реформа, призванная призвана привести систему образования в соответствие с требованиями эпохи научно-технической революции. В её рамках ввели политехнический подход к образованию, что было своеобразным возвратом к парадигме 1930-х годов, но теперь уже учиться ремеслу школьникам предлагалось не в школе, а в специально отведённых помещениях на заводах и в ПТУ. Цели этой программы за продолжительное время не были достигнуты, поэтому в 1963 году образование вернули к классическому виду, без производственного обучения, однако в архитектуре можно увидеть отражение этого недолгого политехнического поворота.

Рассмотрим следующие факты про школы этой эпохи:

Модернистские школы подражают конструктивистским в использованных формах, функциональности помещений, наблюдается и возвращение к большим размерам
В школах много внимания уделяется зонированию
Место строительства школ перемещается из центра в спальные районы
Появляются новые элементы декора — сказочные персонажи и герои советской мифологии — космонавты, шахтёры, ядерщики и проч.
Больше внимания, чем прежде, уделяется вписыванию школы в архитектурный ансамбль застройки.

16. Школа № 345 на бульваре Красных Зорь, Ленинград (1968, арх. С. И. Евдокимов, Г. М. Вланин, Н. А. Устинович, Л. А. Панкратова, Е. Б. Пекарская), на 960 учащихся является блочной конструкцией, но подражает конструктивистским школам, например, имеет округлые формы и необычную планировку. Полукруглый ризалит, над которым некогда располагалась обсерватория, напоминает школу им. 10-летия Октября, рассмотренную в первой части этого материала. В этот период и для многих других школ характерно подражание конструктивистским образцам. Например, далее будут описаны школы с ленточным остеклением, столь любимым архитекторами-конструктивистами.

Функционально школы также подражают школам 1920-х годов: в школе № 345 когда-то были обсерватория, зимняя терраса, бассейн и кинозал; в детско-юношеской спортивной школе № 2 в Ленинграде были гардеробы при каждом классе у младшеклассников, бассейн, мастерские и кабинеты домоводства; в школе в Кузьминках были лаборатории, актовый зал и два гимнастических зала (эти школы будут рассмотрены далее).

Возможно, функциональные эксперименты связаны с временным возвращением к политехническому образованию.

Изображение 1 — Школа № 345, виден ризалит с обсерваторией, а также ленточное остекление.
Изображение 2 — Современный вид, обсерватория не сохранилась.

17. В детско-юношеской спортивной школе № 2 в северо-западной части Васильевского острова, Ленинград (арх. С. И. Евдокимов, Н. Н. Башнин, Б. А. Вотинов, Б. М. Левин, Г. А. Серков, Н. П. Скороходова, 1972), на 1104—1176 учащихся использован экспериментальный принцип зонирования — первый этаж отводился для первоклассников, второй — для второго и третьего классов, третий и четвёртый — для всех остальных. (В школе из предыдущего пункта также было предусмотрено раздельное обучение старших и младших школьников: двухэтажный блок отводился для младших классов и трёхэтажный — для старшеклассников). У классов для первоклассников были собственный спортзал и игровая комната, а также из каждого класса был выход на улицу (в школе из № 5 в Донецке, которая будет описана далее, также использовано такое решение — у каждого из восьми одноэтажных корпусов есть свой внутренний дворик, куда дети должны, по задумке, зимой выходить на перемены, чтобы закаляться, а летом и вовсе слушать уроки на улице). Классы в плане близки к квадрату (7,7 × 7), что позволяло поставить парты в четыре ряда и приблизить учеников к учителю.

Стоит заметить, что для старшеклассников отводилась большая доля пространства, чем раньше. Почему так? Да потому что их количество в то время значительно увеличилось, так как в принципе увеличилось количество детей, оканчивающих младшую школу.

Часто планировка школы этого периода включает несколько блоков и коридор, их соединяющий (такова школа в Кузьминках — три корпуса соединены коридором, и школа № 5 в Донецке, состоящая из восьми одноэтажных корпусов, соединённых коридором). А школа № 2 состоит из трёх корпусов: общественного (столовая, актовый зал), учебного (классы) и административного (кабинет директора, учительская и др.), который соединяет предыдущие два.

Изображение 3 — Школа № 2, видно два корпуса и коридор, соединяющий их (административный корпус).
Изображение 4 — Вид на общественный корпус.
Изображение 5 — План школы: два учебных блока соединены третьим.

18. Школа в Кузьминках, Москва (арх. И. Н. Кастель, 1964) построена в строящемся на тот момент спальном районе.

В крупных городах в это время увеличивается число жителей. Для них строятся «спальные районы», и локус строительства школ перемещается из старой застройки в новую, таким образом возвращаясь на окраины, как это было в 1920-е (напомню, школы тогда строились возле заводов — на окраинах). При этом важно заметить, что в отличие от 1930-х годов, жилые районы уже не ориентируются на заводы, а строятся автономно.

Высотная застройка новых районов ставила требование укрупнения школ. И окраинное местоположение новых школ с лёгкостью позволяло это сделать (школа в Кузьминках рассчитана на 2032 учащихся, что должно было обеспечить ресурс для обучения всех детей в районе с населением в 14—15 тыс. человек). И. Н. Кастель, архитектор школы в Кузьминках, прославляет идею «школ-гигантов для районов-гигантов». Вместительность школ в это время достигла показателей времён авангарда. Но размеры — нет, из-за более низкого метража, отведённого на одного ученика. Интересно, что тенденция укрупнять здания при ёмкости школ свыше 1600 учащихся, как и в 1930-е, встречала возражение со стороны некоторых видных педагогов. Они считали, что при чрезмерно больших коллективах затрудняется работа с учащимися.

В проектировании школ тенденция к общему их укрупнению сочеталась с понижением этажности — среди сталинских школ встречаются пятиэтажные здания, в то время как в период модернизма — максимум четырёхэтажные.

Изображение 6 — Вид на школу в Кузьминках. Видно ленточное остекление, излюбленное ранее конструктивистами.
Изображение 7 — План школы: три учебных блока соединены четвёртым.

19. Школа № 5 в Донецке, 1965 (по проекту Иосифа Юльевича Каракиса) имеет на стенах мозаичные панно. Набор символики, предназначенной для индоктринации детей, с времён сталинского неоклассицизма меняется: на смену медальонам с Пушкиным и Мичуриным приходят металлурги, шахтёры и другие трудящиеся — что вполне отражает поворот к политехническому образованию. Но кроме заидеологизированных персонажей в символике также появляются и сказочные животные, подчёркивающие автономность мира детства.

Школа № 5 в Донецке также интересна планировкой: она разделена на восемь одноэтажных учебных корпусов, в каждом — пять классов. Павильоны объединены в центральной части переходами. Разделение на 8 зданий, скорее всего, создавало ощущение камерности и «личности» пространства.

Изображение 8 — Школа № 5, фронтальный вид.
Изображение 9 — Мозаика с шахтёрами на школе.
Изображение 10 — Мозаика, дерево.
Изображение 11 — Школа № 28 в Тольятти. На рельефном панно изображены новостройки и иные планеты, отсылающие к различным областям социально-технического прогресса, актуальным для СССР: обеспечение граждан жильём, космическая программа и т. п.

20. Школа № 1 им. В. И. Ленина в Ульяновске (арх. Р. Я. Дрогицкий, 1970) была частью модернистской застройки Ульяновска, подчёркивающей Ленинский мемориальный комплекс.

В 1960-е в проектировании и строительстве зданий массового назначения, в том числе и школ, проявилось стремление к их кооперации в рамках застройки. Обычно школы располагались в центральном озеленённом ядре новых районов и функционировали как центры политической и образовательной жизни округа. Таким образом, пространственное планирование новых школ отражало важность детей и детства в городском ландшафте.

Примером может служить школа № 1 в Ульяновске — кажется, архитектор больше думал про вписанность школы в застройку, про её взаимодействие с последней, про гармонию пространств, а не про архитектурную выразительность здания. Формы имеют чёткий и лаконичный характер, не отвлекают внимание. В наиболее важные композиционные узлы здания включены индоктринирующие мозаики.

Изображение 12 — Школа № 1, вид на мозаику.
Изображение 13 — Видна вписанность школы в ландшафт города.

Пара слов в завершение…

В любое время и в любой стране и городе школы являются частью как архитектурного, так и идеологического пространства. Их планировка отчасти определяется стилем, в котором принято строить дома в конкретное время, и, отчасти, различными требованиями, налагаемыми как идеологическими директивами, так и объективной реальностью, с которой вынуждены работать архитекторы. Так, если указ гласит «надо развивать промышленность и обеспечивать её кадрами», а промышленность эта располагается на окраинах города, чиновники и архитекторы будут планировать большие школы рядом с заводами. Если директива — усилить раннюю индоктринацию всех советских детей, школы будут предоставлять архитектурные и оформленческие возможности для включения пропаганды. Если школы надо строить в спальных районах и сделать их величественными по-другому, чем раньше, — то мы получим школьную архитектуру модернизма.

Изменения в структуре, содержании, размере и расположении школьных пространств отражают и изменения в жизни детей — какими предметами и навыками они овладевали, какой образ идеального общества они усваивали.

Литература

Алёшин П. Ф., Маринченко А. И., Колесников В. В., Архитектура школьных зданий. — Киев : Изд-во Акад. архитектуры Укр. ССР, 1952 [вып. дан. 1953]. — 100 с. : ил.; 27 см.
Полотебнов А. С., Развитие ленинградской школы 1950—1960-х годов: общие характеристики и ведущие проблемы // Проблемы современного образования. 2018. № 1, С. 189—198.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Стоун массаж

массажа. Нагреватели для камней, аксессуары

spa.r-fit.pro

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.